ПОБЕДА СОВЕТСКОГО ВОЕННОГО ИСКУССТВА В ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ

26.05.2021 статья

Триумфальные ворота

Победа Советского военного искусства в Великой Отечественной войне

Генерал-полковник П. КУРОЧКИН

 

От редакции:

 

Герой Советского Союза
Павел Алексеевич Курочкин 
(6 ноября 1900 — 28 декабря 1989) 
советский военачальник,
видный полководец
Великой Отечественной войны,
генерал армии (1959),
профессор (1962)


Все дальше и дальше в глубь истории уходит героическое прошлое Союза Советских Социалистических Республик — Великая Отечественная война, в ходе которой сплотились в единый монолит народы страны, что обеспечило победу над коричневой чумой ХХ столетия — фашистской Германией, союзниками которой были Италия, Япония, Венгрия, Румыния, Болгария, Финляндия, Хорватия, Словакия.

Необходимо отметить отдельную категорию союзников гитлеровской Германии — коллаборационистские правительства, возникшие в ряде европейских государств, политическая верхушка которых шла на сближение с Третьим Рейхом: Французское правительство Виши, существовавшее с 1942 по 1944 год; режим Видкуна Квислинга в Норвегии (1942—1945); эллинистическая Полития в Греции (1941—1944); режим Милана Недича в Сербии (1941—1944); Рейсхкомиссариат Нидерланды, существовавший как административно-территориальная единица Третьего Рейха с 1940 по 1945 год.

В боях против СССР также участвовали отдельные отряды, сформированные из латышей, эстонцев, шведов и т. д. Весьма боеспособными оказались отряды испанских добровольцев, которые выдерживали рукопашный бой с частями Красной Армии. Вместе с тем испанская «Голубая дивизия», действовавшая в 1941—1943 годах на территории Ленинградской и Новгородской областей, по отношению к местному населению отличилась мародерством и жестокостью.

 

Фото: Военный Совет Северо-Западного фронта. Член Военного Совета фронта. В.Н. Богатиков, командующий фронтом генерал-лейтенант П.А. Курочкин, начальник штаба фронта генерал-лейтенант Н.В. Ватутин, 1941 г.

 

Народы современной России помнят и свято чтут героическое прошлое своих предков. 22 июня этого года мы официально 26-й раз отметим памятную дату России — День памяти и скорби. Этот день приурочен к дате начала Великой Отечественной войны — 80 лет тому назад фашистская Германия без объявления войны вторглась в пределы нашей Родины. И не следует забывать тот факт, что против страны Советов в союзе с гитлеровской Германией выступила практически вся объединенная Европа, большинство стран которой в настоящее время входит с Европейский Союз и в блок НАТО. Неудивительно, что в ряде государств Восточной Европы — правопреемников тех стран, которые единым фронтом выступили на стороне фашистского режима гитлеровской Германии в 1941 году — поднимает голову фашизм.

1418 дней и ночей Рабоче-Крестьянская Красная Армия и Рабоче-Крестьянский Красный Флот, труженики тыла ковали Победу. Великая Отечественная война советского народа стала неисчерпаемым кладезем боевого опыта, который успешно реализуется в ходе строительства современных Вооруженных Сил, теоретического обоснования их применения в вооруженных конфликтах различной интенсивности и масштаба, развитии теории военного искусства.

Предлагаем читателям статью генерал-полковника П. Курочкина «Победа советского военного искусства в Великой Отечественной войне», ранее опубликованную в журнале «Военная Мысль» № 5 за 1955 год. В данной статье автор отметил, что «…величайшая победа, достигнутая Советскими Вооруженными Силами в Великой Отечественной войне, была ярким и убедительным свидетельством передового характера советского военного искусства и его неоспоримого превосходства над военным искусством буржуазных армий».

Авторская пунктуация, орфография и хронология событий сохранены.

 

Заместитель главного редактора

военно-теоретического журнала «Военная мысль» (Министерство обороны РФ),

полковник в отставке В.Н. Урюпин,

кандидат военных наук, СНС

 

 

Победа Советского военного искусства в Великой Отечественной войне

Генерал-полковник П. КУРОЧКИН

 

 

Разгром Вооруженными Силами Советского Союза войск фашистской Германии в Великой Отечественной войне означал величайшую победу советской военной науки над военной наукой немецко-фашистской армии. Неоспоримое превосходство нашей военной науки, проявившееся в этой войне, явилось результатом огромных исторических преимуществ советского общественного и государственного строя, могущества Советских Вооруженных Сил, совершенства их боевой техники, высокого морального духа их личного состава, вдохновляемого Коммунистической партией на беззаветную борьбу с сильным и коварным врагом.

Коммунистическая партия и Советское правительство на всем протяжении существования Советского государства постоянно заботились об укреплении его обороноспособности. Еще в восстановительный период Советская Армия и Военно-Морской Флот были реорганизованы в соответствии с требованиями назревавшей новой войны, которую империалисты готовили против СССР. Успешное проведение в предвоенные годы политики социалистической индустриализации страны и коллективизации сельского хозяйства позволило создать могучую военно-экономическую базу и оснастить Вооруженные Силы вполне современным оружием и боевой техникой, необходимыми для защиты государственных интересов Советского Союза и отпора агрессору.

Используя богатый опыт прошлых войн и внимательно следя за развитием военного дела за рубежом, советская военная наука в предвоенные годы сумела правильно понять требования современной войны, в которой принимают участие массовые армии, разнообразные виды вооруженных сил и рода войск, и в соответствии с этим подготовить Советские Вооруженные Силы к предстоящей борьбе. Одним из наиболее крупных достижений советской военной науки в предвоенный период была более совершенная, чем в других странах, разработка теории глубокой операции и глубокого боя, которая в своей основе подтвердилась боевым опытом второй мировой войны. Война подвергла суровой и всесторонней проверке все положения советской военной науки и ее составной части — военного искусства и показала их жизненность, их полное соответствие объективным законам развития военного дела. Наряду с этим война вскрыла также и наличие некоторых недостаточно разработанных положений нашей военной науки, отдельных ошибочных ее взглядов и тенденций. В ходе напряженной борьбы Советских Вооруженных Сил против гитлеровской армии — самой сильной, опытной и подготовленной из империалистических армий того времени — советское военное искусство продолжало неуклонно развиваться и совершенствоваться. Оно обогащалось новыми положениями, отбрасывало устаревшие взгляды, заменяя их новыми, более соответствующими условиям ведения войны. Конечный результат — величайшая победа, достигнутая Советскими Вооруженными Силами в Великой Отечественной войне, была ярким и убедительным свидетельством передового характера советского военного искусства и его неоспоримого превосходства над военным искусством буржуазных армий.

 

Фото: Автоматчики подразделения гвардии майора Н.Э. Прошунина ведут бой на улице Белгорода. Источник: Российский государственный архив кинофотодокументов

 

 

* * *

 

Великая Отечественная война, самая жестокая и тяжелая из всех войн, которые когда-либо пришлось вести нашему народу, была важнейшим этапом в развитии советского военного искусства. Именно в этой войне окончательно сформировались и отшлифовались его принципы как современного первоклассного передового искусства, способного обеспечить ведение победоносной вооруженной борьбы против сильного, технически оснащенного противника.

В минувшей войне вскрылись все характерные черты, присущие современной вооруженной борьбе. Не было таких проблем, возникших в ходе этой длительной и беспримерной по напряжению войны, которые бы не были успешно решены нашим военным искусством, хотя это давалось ценой больших усилий, а иногда и немалых жертв.

Советское военное искусство было поставлено перед необходимостью решать проблему стратегического развертывания вооруженных сил в крайне неблагоприятной обстановке, сложившейся в результате внезапного удара, быстрого и глубокого вторжения врага, а также ведения оборонительных и отступательных операций в обстановке недостатка сил и средств. Опираясь на мужество и стойкость советских войск, на всенародную поддержку, вдохновляемое справедливыми целями освободительной войны, направляемое могучей волей Коммунистической партии, советское военное искусство сумело блестяще решить труднейшую задачу овладения стратегической инициативой и перехода в контрнаступление, а затем и в общее наступление на самых различных театрах военных действий.

Высокопоучительным остается опыт минувшей войны во многих отношениях для настоящего и для будущего времени.

Великая Отечественная война началась внезапным и вероломным нападением фашистской Германии на Советский Союз. Боевые действия открылись в момент, когда наши войска, расположенные в приграничных районах, не были полностью готовы к отражению удара врага. Сильные подвижные группировки противника, быстро прорвавшиеся через боевые порядки наших войск прикрытия, развернули наступление по трем стратегическим направлениям, устремляясь к жизненно важным Центрам страны. Внезапные удары на ряде направлений и глубокие прорывы противника привели к нарушению оперативного взаимодействия между основными группировками советских войск, расположенными в приграничных районах, и вынудили их к отходу. Противнику, сумевшему на направлениях своих ударов достичь значительного превосходства, особенно в танках и авиации, удалось в первые же дни войны добиться серьезных оперативных результатов. На фронте создалась чрезвычайно тяжелая обстановка, в которой сразу же дали себя знать недочеты наших войск в умении вести оборону, а также совершать организованное и планомерное отступление в сложных условиях.

 

Фото: Войска фашистской Германии переходят пограничную реку. Источник: Российский государственный архив кинофотодокументов

 

Необходимо отметить, что эффект нападения врага был усугублен тем обстоятельством, что в приграничных районах советскими войсками не везде поддерживались на должном уровне меры боевой готовности.

В современных условиях быстрое развитие военной техники и особенно средств массового поражения во много раз увеличивает значение фактора внезапности. Внезапный удар врага в условиях неполной готовности к его отражению может повлечь за собой еще более тяжелые последствия.

Опыт учит, что для предотвращения внезапного удара врага необходимы постоянная, всесторонняя готовность и величайшая бдительность. Первостепенную роль приобретают знание возможностей противника, его военно-теоретических взглядов и внимательный учет всех его намерений. Необходимы постоянная боевая готовность всех видов наших Вооруженных Сил, отлично организованная и непрерывно действующая разведка, а также хорошо и своевременно осуществляемая система быстрого развертывания и сосредоточения новых формирований. Для увеличения гарантий безопасности нашей Родины от внезапного нападения агрессора нужно быть в состоянии полной боевой готовности и уметь наносить упреждающие удары по изготовившемуся для нападения врагу. Лишь таким путем можно предотвратить внезапное нападение агрессора. События июня 1941 года не должны больше повториться.

Начальный период войны показал исключительно важное значение готовности первого стратегического эшелона войск к отражению нападения, к ответным, а в необходимых случаях и упреждающим ударам, а также к надежному прикрытию оперативно-стратегического развертывания войск. Еще войны прошлого свидетельствовали о том, что недостатки стратегического развертывания армий и запаздывание в этом отношении могут иметь серьезные отрицательные последствия для дальнейшего хода боевых действий. Это подтвердилось и в первые дни прошлой войны.

Подвергшись внезапному нападению, наши войска были вынуждены отходить в глубь страны в условиях сложной обстановки. В тяжелых боях с превосходившими силами врага советские войска сражались мужественно и стойко. Даже враг был вынужден в те дни признать героизм воинов Советской Армии. Так, бывший начальник генерального штаба немецко-фашистской армии Гальдер отмечал в своем дневнике 29 июня 1941 года: «Сведения с фронта подтверждают, что русские войска сражаются до последнего человека... Бросается в глаза, что при захваченных батареях... большей частью взяты в плен лишь отдельные люди. Часть русских сражается, пока их не убьют».

Военные события лета и осени 1941 года явились тяжелым испытанием для Советских Вооруженных Сил. Это был один из наиболее трудных периодов Великой Отечественной войны. Всесторонний анализ опыта, накопленного нашими войсками в этот период, имеет исключительно большое теоретическое и практическое значение для развития советской военной науки и для строительства Вооруженных Сил Советского Союза. Поучительность этого опыта заключается в том, что наши войска в тяжелой борьбе один на один с чрезвычайно сильным врагом остановили его стремительное продвижение и переходом в контрнаступление добились перелома в ходе борьбы.

 

Фото: Начало боевых действий фашистской Германии против СССР. Источник: Российский государственный архив кинофотодокументов

 

Стратегия Верховного Главнокомандования в летне-осенней кампании 1941 года была направлена к тому, чтобы остановить наступление врага, обескровить его и вырвать из его рук стратегическую инициативу. В решении этой задачи важнейшее место имели быстрая мобилизация и развертывание стратегических резервов. Широкая деятельность партии и правительства по созданию стратегических резервов обеспечила нашим Вооруженным Силам возможность в сравнительно короткие сроки ликвидировать превосходство противника в количестве дивизий и создать условия для общего изменения соотношения сил. Развертывание стратегических резервов и массированное их использование на решающих направлениях было одним из важнейших факторов, обеспечивающих перехват стратегической инициативы из рук противника.

Это развертывание производилось с целью остановить прежде всего главную группировку противника. Поэтому чрезвычайно большое значение имело правильное определение нашим Верховным Главнокомандованием направления главного удара врага. Таким было центральное направление, на котором и сосредоточивались основные усилия и стратегические резервы Советской Армии. Решению важнейшей стратегической задачи — ослаблению врага, срыву его планов и уменьшению его наступательных возможностей — соответствовало глубокое построение наших группировок на направлении главного удара врага и широкое строительство оборонительных рубежей и системы заграждений в оперативно-стратегическом тылу. Советское командование, даже в условиях невыгодного соотношения сил в воздухе, сумело организовать и провести ряд авиационных ударов по объектам стратегического тыла противника, в том числе по его экономическим центрам, например по источникам нефти. Эти удары ослабляли военно-экономический потенциал врага, подрывали моральный дух его народа и войск и способствовали поднятию морального духа нашей армии и народа. Весьма важным фактором стратегического значения явилось организованное Коммунистической партией с первых же месяцев войны мощное партизанское движение в районах, временно захваченных врагом. Сила этого движения заключалась в его массовости и организованности действий, согласованных с усилиями Советской Армии.

Вынужденный переход Советской Армии с самого начала войны к стратегической обороне определил характер развития нашего оперативного искусства, важнейшей проблемой которого в летне-осенней кампании 1941 года была разработка наиболее целесообразных в сложившихся условиях и способствовавших наибольшему успеху форм и способов ведения оборонительных операций.

 

Фото: Бойцы Красной Армии отправляются на фронт. Источник: Российский государственный архив кинофотодокументов

 

По нашим предвоенным взглядам, оперативная оборона должна была создаваться глубокой. Однако недостаток сил и средств в начале войны сплошь и рядом не позволял советскому командованию осуществлять это требование. Необходимость действовать на широких фронтах вызывала стремление равномерно прикрывать все операционные направления, приводила к чрезмерной растяжке сил, к линейности обороны. Плохая обеспеченность стыков позволяла противнику легко осуществлять глубокие прорывы и охватывать открытые фланги наших войск. Однако главный недостаток оперативной обороны заключался в недооценке значения противотанковой обороны и ее слабой организации. Накануне войны, будучи достаточно хорошо знакомыми с оперативно-тактическими взглядами вероятного противника, мы все же не овладели современными для того периода методами противодействия прорыву его крупных танковых группировок. Тем не менее в ходе борьбы, по мере накапливания опыта, наши войска инициативно развивали и совершенствовали средства и методы борьбы с танками. Для того чтобы ликвидировать превосходство противника в танках, войска все более широко и умело использовали огонь артиллерии и танков, удары авиации, противотанкового оружия, а также различные виды инженерных противотанковых заграждений: минные поля, фугасы, эскарпы и т. п. В оперативном построении армий, в боевых порядках соединений и частей стали создаваться противотанковые районы и опорные пункты, выделялись подвижные противотанковые резервы. В этот период складывалась система нашей противотанковой обороны, которая в дальнейшем, в битве под Курском, достигла высокой степени совершенства.

Развитие нашей оперативной обороны летом и осенью 1941 года характеризовалось, кроме того, последовательным увеличением ее глубины и плотностей, а также концентрацией ее усилий на решающих участках. Постепенно возрастала глубина оперативного построения войск: армии и фронты от линейного построения переходили к эшелонированному, причем сила вторых эшелонов неуклонно возрастала. Одной из наиболее характерных черт нашей обороны была ее высокая активность. Сильные контрудары, проводимые стрелковыми, механизированными и танковыми соединениями, наносили противнику тяжелые потери и замедляли темпы его наступления. Контрудары, нанесенные нашими войсками по врагу в районах Дубно, Ровно, Сольцы, под Ельней и Бобруйском, под Москвой и на других участках фронта, оказали значительное влияние на ход борьбы и на практике подтвердили исключительно большую роль активности при ведении оборонительных операций.

Опыт начального периода войны показал, что в условиях, когда противнику удалось овладеть инициативой и развить успешное наступление, может появиться необходимость вывести свои силы из-под удара превосходящих сил врага, выиграть время за счет потери пространства на отдельных участках и обеспечить переход к обороне на более выгодной позиции.

В период обороны и отхода наших войск получила существенное развитие тактика оборонительного боя. Оперативное искусство выдвигало перед тактикой задачу ведения упорной и активной обороны. Однако вследствие общей нехватки средств борьбы и недостаточно искусного их применения решение этой задачи зачастую не удавалось. Соединения и части оказывались не в состоянии создать достаточно глубокую, плотную, непреодолимую для врага оборону. Траншейная система оборудования позиций в тот период еще не применялась, и, как показал опыт войны, это было серьезным недостатком.

Тем не менее в сложившихся трудных условиях наши командиры находили способы решения стоявших перед войсками задач. По мере развертывания новых сил и накапливания опыта совершенствовались методы ведения обороны, в том числе и на широком фронте. Тактическая оборона становилась все более плотной, глубокой и, что особенно важно, более устойчивой в противотанковом отношении. Непрерывно возрастала ее активность, шире применялся гибкий маневр. Части и соединения Советской Армии наносили противнику все более серьезные потери, изматывали его силы и замедляли наступление.

Крупнейшим событием военных действий 1941 года был разгром немецко-фашистских войск под Москвой, знаменовавший собой окончательный срыв гитлеровского плана «молниеносной войны» и развеявший миф о непобедимости немецко-фашистской армии.

Как известно, к концу этого года наступление врага не только было остановлено на всех направлениях, но под Тихвином, Ростовом и Москвой наши войска перешли в контрнаступление. В ходе успешного контрнаступления, а затем и общего наступления наши войска нанесли тяжелое поражение противнику и продвинулись вперед до 400 километров.

 

Фото: Командир танковой группы лейтенант Ткач ставит боевую задачу танковому подразделению. Источник: Российский государственный архив кинофотодокументов

 

Поражение гитлеровцев под Москвой создало для нас благоприятную обстановку для проведения зимой 1941/42 года крупных наступательных операций под Ленинградом и Старой Руссой, юго-восточнее Харькова и на Керченском полуострове.

Опыт истории показывает, что достижение перелома в ходе войны, перехват у противника стратегической инициативы и переход от обороны к наступлению всегда представляли собой одну из самых трудных задач военного искусства. Советское военное искусство в период контрнаступления под Москвой и общего зимнего наступления в 1941/42 году успешно решило эти задачи. Переход Советской Армии от обороны к наступлению в битве под Москвой и последующий разгром центральной группы немецко-фашистских войск являлись крупным вкладом в советское военное искусство и свидетельствовали о его передовом характере.

Советская стратегия в период контрнаступления под Москвой обогатилась новым содержанием. Решающее значение для достижения перелома в ходе борьбы и успешного перехода Советской Армии в контрнаступление имело создание Ставкой Верховного Главнокомандования новых стратегических резервов, их своевременное развертывание и умелое использование. Скрытное сосредоточение крупных стратегических резервов против флангов ударных группировок противника и хорошо организованный их ввод на крыльях Западного фронта позволили в короткий срок добиться изменения в соотношении сил на решающих направлениях. Чрезвычайно удачно был выбран момент для ввода стратегических резервов: они были двинуты против группировок противника, охватывавших Москву, в тот период, когда эти группировки оказались предельно ослабленными в результате упорных боев на подступах к столице и вместе с тем еще не успели перейти к обороне и закрепиться на достигнутых рубежах.

В различной военной литературе, появившейся за рубежом, и, в частности, в известных советским военным читателям мемуарах Гудериана приводятся факты, характеризующие истощение немецко-фашистской армии на подступах к Москве. Личные впечатления бывших генералов вермахта в той или иной мере отражают действительность. Однако их оценки причин неуспеха немецко-фашистских войск под Москвой однобоки, а следовательно, неверны. Они во многом повторяют ставшую традиционной в буржуазной литературе еще со времен войны 1812 года точку зрения о причинах провала замыслов агрессоров, рассчитывавших на покорение России. Обширные пространства, плохие дороги, суровый климат — вот что якобы заставило отступать рвавшиеся к Москве войска захватчиков. Конечно, большие пространства нашей страны, суровая зима повлияли в некоторой степени на успешный исход нашей борьбы. Однако несомненно и то, что разгром немецко-фашистских войск под Москвой явился прежде всего результатом изменившегося соотношения сил и мастерства Советской Армии, которая в трудных условиях зимы 1941 года сумела перейти от обороны к контрнаступлению и нанести сильному врагу тяжелое поражение.

В контрнаступлении под Москвой и последующем общем наступлении подверглись проверке и получили дальнейшее развитие методы организации и ведения наступательных операций и боя, принятые Советской Армией в предвоенное время. Боевые действия первого периода войны подтвердили их принципиальную верность. Но вместе с тем опыт показал, что некоторые предвоенные взгляды не в полной мере соответствовали требованиям войны и нуждались в замене. С целью достижения успеха в наступательном бою и операции нужно было создавать более высокие, чем это предполагалось накануне войны, артиллерийские плотности. Недостаток сил и средств у нас, а также линейное построение обороны немецко-фашистских войск вызывали необходимость временного отказа от чрезмерного эшелонирования тактических боевых порядков в период наступления с тем, чтобы ввести в бой сразу наибольшее количество сил и средств. Отсутствие достаточного боевого опыта и необходимых сил и средств для решения поставленных боевых задач обусловило наличие в начальном периоде войны таких существенных недостатков в боевой практике наступательных действий наших войск, как равномерное распределение сил по фронту, невысокие оперативные и тактические плотности, слабое управление войсками.

В операциях и боях во время контрнаступления и общего наступления многие из этих недостатков были преодолены. Важнейшую роль в их ликвидации сыграл приобретенный командирами и войсками боевой опыт, а также его своевременное обобщение, доведение до войск и использование в подготовке резервов. Указания Ставки Верховного Главнокомандования, в которых в наиболее концентрированном виде находил свое обобщение боевой опыт Вооруженных Сил, способствовали решительному повороту в развитии способов ведения наступательных операций и боев.

 

Фото: 152-мм орудие на гусеничном ходу на позиции. Источник: Государственный архив Российской Федерации

 

Важным этапом в развитии советского военного искусства явилась практическая разработка методов артиллерийского и авиационного наступления. Благодаря этому были найдены наиболее эффективные способы непрерывного и длительного поражения обороны врага на всю ее тактическую глубину, что имело большое значение для успеха проводимых боев и операций.

В ходе войны потребовалось коренное улучшение методов управления войсками и организации взаимодействия в бою и операции. Если в летне-осенней кампании 1941 года наши командиры пытались готовить наступление наспех и без надлежащей увязки между собой действий различных родов войск, что сплошь и рядом приводило к неудачам, то в последующих боях переход в наступление осуществлялся все более организованно и на основе тщательной подготовки.

Несмотря на серьезные успехи, достигнутые нашими войсками в операциях зимы 1941/42 года, Советской Армии не удалось в полной мере решить стоявших перед ней задач. Причины этого заключались в том, что наступательные операции не всегда обеспечивались в достаточной мере сильной артиллерийской, авиационной и танковой поддержкой. Наша армия не имела еще крупных соединений бронетанковых и механизированных войск для развития успеха. Сказалось также отсутствие необходимого опыта организации и ведения крупных наступательных операций, особенно в условиях зимы.

Летняя кампания 1942 года началась почти одновременным наступлением советских войск в районе Харькова, а немецко-фашистских — в Крыму, в районе Ржева и южнее Ленинграда. Противнику удалось в мае—июне ликвидировать наши плацдармы на Керченском полуострове и у Севастополя, окружить часть наступавших войск под Харьковом. Достигнув этих успехов, а также воспользовавшись отсутствием второго фронта, гитлеровское командование сосредоточило крупные силы на южном участке советско-германского фронта и развернуло новое наступление на юго-восточном направлении. Не имея достаточных сил для наступления на нескольких направлениях, как это было в 1941 году, противник все же смог сосредоточить крупные силы на одном участке фронта и добиться новых серьезных успехов. Советская Армия снова оказалась вынужденной вести тяжелые оборонительные бои с превосходившими силами противника теперь уже на сталинградском и северо-кавказском направлениях.

 

Фото: Артиллерийское орудие, под командованием сержанта К.Ф. Капранова, ведёт огонь по врагу. Источник: Российский государственный архив кинофотодокументов

 

Героической обороной на дальних и ближних подступах к Сталинграду и в самом городе советские войска истощили ударную силу вражеской группировки, остановили ее наступление и, сорвав планы противника, создали условия для контрнаступления Советской Армии под Сталинградом.

Рассматривая ныне исторические события 1942 года, можно особенно отчетливо представить себе их огромное значение для развития наших Вооруженных Сил, для совершенствования советского военного искусства.

Советская Армия попрежнему боролась один на один против сильного, технически оснащенного и опытного противника в тяжелых, временами отчаянных условиях. В ходе этой борьбы наша армия снова была вынуждена длительное время обороняться и отступать. Тем не менее она устояла в боях, сумела перехватить инициативу и организовать зимой 1942 года новое мощное контрнаступление, развернувшееся вначале под Сталинградом, а затем и на других участках советско-германского фронта.

Военное искусство к началу контрнаступления под Сталинградом развивалось в условиях, когда перестройка экономики нашей страны на военный лад была уже завершена. Неуклонно расширялась военно-экономическая база Вооруженных Сил. Фронт получал во все возраставших масштабах первоклассную боевую технику. Растущим материально-техническим возможностям и возросшему опыту кадров соответствовали изменения в формах и способах борьбы, а это в свою очередь требовало изменений организационных форм. Уже весной 1942 года были сформированы крупные танковые, механизированные, артиллерийские и авиационные соединения, сыгравшие чрезвычайно важную роль в дальнейшем успешном ходе борьбы.

Проведенные советскими войсками крупнейшие стратегические наступательные операции по разгрому немецко-фашистских войск под Сталинградом, на Дону и на Северном Кавказе положили начало коренному перелому в ходе Великой Отечественной войны.

Осуществление под Сталинградом контрнаступления в форме стратегической операции на окружение и уничтожение крупной вражеской группировки противника было серьезным вкладом в теорию и практику советского военного искусства. Наиболее примечательным под Сталинградом было то обстоятельство, что окружения противника удалось достигнуть фактически при общем равенстве сил. Важнейшим обстоятельством, обеспечившим успех этой замечательной операции, был ее замысел, разработанный Ставкой и настойчиво проведенный в жизнь под непосредственным руководством ответственных представителей Верховного Главнокомандования. Этот вполне оправдавший себя метод руководства с успехом использовался и в дальнейшем ходе войны. Успеху контрнаступления способствовали правильный выбор направлений главных ударов, умелое и скрытное сосредоточение превосходящих сил и средств на этих направлениях за счет решительного ослабления второстепенных участков, стремление не допускать преждевременного расходования резервов, предназначенных для наступления, мудрое и спокойное выжидание наиболее благоприятного момента для нанесения удара, его внезапность и стремительное наступление подвижных соединений в глубине вражеской обороны. Под Сталинградом советским оперативным искусством впервые была решена новая задача по созданию не только внутреннего, но и внешнего фронтов окружения, ведущих активные боевые действия. Успешно проведенная блокада с воздуха окруженной группировки противника не позволила ему организовать эвакуацию войск и снабжение их по воздуху. В окружении противника под Сталинградом особенно следует подчеркнуть значение действий подвижных группировок войск, состоявших из танковых и механизированных соединений. Однако задача быстрейшей ликвидации окруженной группировки противника в этой операции еще не была решена, что находит свое объяснение не столько в недостатке наличных сил и средств, сколько в недостаточном знании нашей разведкой сил и средств противника, а также в отсутствии опыта в организации быстрого уничтожения окруженной группировки.

 

Фото: Гвардейцы разведовательной роты лейтенанта Левченко во время разведки на окраинах Сталинграда. Источник: Российский государственный архив кинофотодокументов

 

Стремление к разгрому крупных группировок противника и развитию операций на большую глубину требовало сосредоточения большого количества живой силы и техники на избранных направлениях, приводило к увеличению глубины оперативного построения общевойсковых объединений. Тенденция смелого массирования сил и средств на участках прорыва за счет предельного ослабления второстепенных направлений была наиболее существенной чертой развития советского оперативного искусства в последующие периоды войны. Мощь ударов, хорошо организованное взаимодействие, твердое управление, участие в наступательных операциях подвижных соединений — все это способствовало увеличению размаха операций. Достаточно, например, отметить, что темпы наступления наших войск под Сталинградом были в четыре—шесть раз выше, чем в период наступления под Москвой.

В 1942—1943 годах существенное развитие получила тактика наступательного боя Советской Армии. Переход немецко-фашистских войск летом 1943 года к глубоко эшелонированной траншейной обороне, рассчитанной на длительное удержание занимаемых рубежей и позиций, потребовал отказа от одноэшелонного построения боевых порядков наших войск в наступлении. Учитывая возросшие возможности войск, оснащенных в достаточных количествах мощными средствами борьбы, а также увеличение глубины и плотности оперативной обороны противника, наше командование снова ввело эшелонированный боевой порядок в наступлении. Однако это не было простым возвратом к старому — вопрос решался на новой материально-технической основе и на базе накопленного ценного опыта войны.

Продолжая ожесточенную борьбу с уже ослабленным, но еще способным к наступательным действиям врагом, советские войска на некоторых направлениях успешно применяли оборону с целью отражения ударов противника, экономии сил и средств, а также для закрепления захваченных рубежей и при подготовке новых наступательных операций. Важно отметить, что в создавшихся условиях наши войска прибегали к обороне не только вынужденно, но и преднамеренно. Таким был, например, переход к обороне под Курском, явившийся ярким свидетельством творческого характера советского военного искусства.

Известно, что летом 1943 года, когда противник готовил на курском выступе наступление, со стороны отдельных представителей советского командования имели место предложения о нанесении удара на Белгород, Харьков с целью упредить и сорвать наступление противника. Однако Ставка Верховного Главнокомандования приказала встретить удар противника хорошо организованной обороной наших войск, измотать его при попытках прорыва и только после этого перейти в контрнаступление. Это решение свидетельствовало об учете нашим военным искусством опыта предыдущих операций.

Оборона под Курском отличалась большой устойчивостью и высокой активностью. Устойчивость обороны достигалась глубоким эшелонированием войск, созданием многополосной обороны, решительным массированием сил и средств на важнейших направлениях, умелой организацией системы огня, широким маневром в ходе оборонительного сражения вторыми эшелонами и резервами из глубины и по фронту, хорошим инженерным оборудованием оборонительных рубежей. Активность нашей обороны проявлялась в проведении мощной артиллерийской и авиационной контрподготовки, в нанесении массированных ударов артиллерией авиацией по наступавшим войскам противника, в проведении контрударов по его войскам, вклинившимся в нашу оборону.

 

Фото: Подбитая немецкая техника во время боев на Курской дуге. Источник: Государственный архив Курской области

 

Особенно важное значение в успешном исходе оборонительной операции под Курском имело то обстоятельство, что массированным ударам танковых группировок противника мы сумели противопоставить свои не менее сильные танковые контрудары.

В результате такой организации обороны советские войска обескровили и остановили мощные ударные группировки врага в исключительно короткий срок. В течение пяти—восьми суток противник продвинулся лишь на 10—35 км и, не сумев прорвать нашу оборону ни на одном из направлений, вынужден был прекратить наступление.

В битве под Курском в значительной степени была усовершенствована и тактическая оборона, что получило выражение в увеличении глубины тактической зоны обороны, в умелой организации системы огня всех видов оружия, в организации прочной противотанковой обороны на всю глубину. Важную роль в обеспечении устойчивости обороны сыграло создание развитой сети траншей и ходов сообщения, благодаря чему непреодолимость и устойчивость обороны резко возросли.

Оборона под Курском показала значение хорошо организованной разведки противника, который готовится к переходу в наступление, его намерений и возможностей. Тщательная и всесторонняя разведка противника под Курском позволила нам своевременно установить время перехода в наступление его главных сил, благодаря чему противник не сумел воспользоваться эффектом внезапности.

Опыт организации и ведения обороны под Курском является чрезвычайно поучительным. Однако не следует упускать из виду того, что оборону, обладающую средствами и возможностями, достаточными для ведения наступления, нельзя признать типичной. Наличие у обороняющегося превосходящих сил и средств чаще всего возможно в тех случаях, когда оборона является преднамеренной, в предвидении последующего незамедлительного перехода в контрнаступление.

Поражение ударных группировок врага в оборонительном сражении под Курском, последовавший за этим переход в контрнаступление, а затем и в общее наступление, завершившееся сокрушением стратегической обороны противника и беспримерным форсированием Днепра, закрепили коренной перелом в ходе войны.

Успешные наступательные операции наших войск в течение 1943 года еще раз со всей убедительностью показали бесспорные преимущества Советских Вооруженных Сил, их высокое военное искусство, развитое в течение двух
с половиной лет в упорной и беспримерно тяжелой борьбе с искусным и сильным врагом.

 

* * *

 

В 1944 и 1945 годах военное искусство Советских Вооруженных Сил развивалось в условиях, в значительной степени отличавшихся от условий предшествующих лет.

Замечательные победы Советской Армии, достигнутые ценой огромных усилий и жертв, изменили весь ход второй мировой войны и создали обстановку, в которой понесший неисчислимые потери и утративший инициативу враг уже не помышлял о новых наступательных действиях крупного масштаба, а намеревался переходом к стратегической обороне втянуть войну и отдалить угрозу своего неизбежного и полного поражения.

К этому времени военный потенциал Советского Союза неизмеримо вырос, что позволило оснастить наши Вооруженные Силы самой первоклассной боевой техникой, развернуть большое число новых соединений и обеспечить создание и накопление значительных стратегических резервов. Все эти обстоятельства в сочетании с неизмеримо возросшим мастерством наших военачальников и опытом войск создавали условия для ведения еще более сокрушительных наступательных операций и открывали новые возможности для проявления высоких качеств и дальнейшего совершенствования советской стратегии, оперативного искусства и тактики.

Кампании 1944—1945 годов характерны особой решительностью целей и большим размахом операций советских войск.

Применение системы взаимосвязанных, последовательных и одновременных ударов, перемещавшихся вдоль всего огромного стратегического фронта с одного направления на другое, явилось новым достижением советской стратегии. Такой способ ведения войны вытекал из военно-политической обстановки, сложившейся к этому времени на советско-германском фронте, из целей кампании 1944 года, а также из существовавшего в тот период соотношения сил. При этом наши удары, наносимые в наиболее выгодный для нас момент и на наиболее благоприятном направлении, приводили к разгрому важнейших группировок врага. Неожиданные и мощные удары на разных направлениях вынуждали противника рассредоточивать силы, истощали его резервы, срывали возможность маневрирования ими и лишали его возможности предпринимать какие-либо активные мероприятия по противодействию наступавшим советским войскам.

 

Фото: Бензовозы направляются к штурмовикам «ИЛ-2» для заправки их бензином на одном из военных аэродромов 2-го Прибалтийского фронта. Источник: Российский государственный архив кинофотодокументов

 

Вместе с нанесением последовательных стратегических ударов по фронту Ставка Верховного Главнокомандования осуществляла крупные последовательные операции по глубине. Это находило свое выражение в том, что многие фронтовые наступательные операции не заканчивались на тех рубежах, которые являлись конечными целями их операций, а перерастали в новые последовательные операции, иногда даже без всяких оперативных пауз. Применение системы последовательных ударов по фронту и в глубине привело к крушению всего стратегического фронта противника, лишило его возможности сберечь или отвести свои силы назад и создать в своем тылу новую линию стратегической обороны.

Проявлением упрощенчества при обобщении опыта истории является утверждение, будто все наши операции в 1944 году протекали «в полном соответствии с намеченным планом». Если рассмотреть осуществление каждого из десяти ударов по характерным для них показателям, то мы увидим, что только некоторые из них были проведены в намеченные сроки (пятый, седьмой удары и некоторые другие). Однако размах, который приобрел, например, пятый удар, значительно превосходил плановые наметки. Что же касается, например, девятого удара, то он продолжался более четырех месяцев не потому, что так был спланирован, а потому, что в районе Будапешта в результате переброски противником на это направление крупных танковых сил и его попытки перейти в контрнаступление создалась очень сложная обстановка. Такая ситуация не могла сложиться по «заранее намеченному плану», она возникла в ходе боевых действий и потому потребовала применения новых усилий на протяжении довольно продолжительного времени. То же самое можно сказать о первом, четвертом, восьмом и некоторых других ударах. Эти примеры свидетельствуют о высоком уровне советского военного искусства, которое проявляло свое превосходство не только в замысле и подготовке операций, но и в умелом их проведении, в соответствии со складывавшейся обстановкой, в искусном преодолении сильного противодействия противника.

Объективное освещение истории военного искусства и творческое изучение опыта войны требуют анализа борьбы за выполнение плана операции, преодоления трудностей, которые возникают в ходе операции, показa творчества и гибкости руководства, инициативы и решительности командования. Необходимо иметь в виду, что стратегическое или оперативное руководство не прекращается с принятием решения и составлением плана операции, а проявляется в полную мощь именно в ходе боевых действий, в борьбе с противодействующей волей противника.

Стратегические операции 1945 года носили еще более решительный характер, чем в предшествующие годы Великой Отечественной войны. Если в 1944 году наши войска наносили главным образом последовательные удары, перемещавшиеся по фронту, то в кампании 1945 года было применено нанесение одновременных стратегических ударов на всем фронте от Балтийского моря до Карпат. Нанесение таких одновременных ударов, осуществлявшихся непрерывно в течение всей кампании, вплоть до полного разгрома врага, соответствовало возможностям Советских Вооруженных Сил и выражало собой новую, высшую ступень в советской стратегии. Одновременные удары наших войск на всем советско-германском фронте сковывали резервы противника, не позволяя им сосредоточиться на одном направлении, что облегчало нашим войскам проведение выдающихся операций по окружению и разгрому крупных группировок противника.

Характер задач, стоявших перед Советскими Вооруженными Силами в кампаниях 1944 и 1945 годов, определил необходимость применения решительных форм и методов ведения операций, которые в этот период отличались особой оригинальностью замысла, инициативными действиями и смелым маневром. Если в предшествующем ходе войны крупные операции на окружение были единичными, то кампании 1944—1945 годов дают нам большое количество образцов подлинно классических операций на окружение и уничтожение противника, что явилось выражением возросшего мастерства советских военачальников, овладевших достижениями передового оперативного искусства. Теория и практика военного искусства Советских Вооруженных Сил обогатились опытом окружения крупных группировок противника, что всегда считалось высшим достижением военного искусства, при этом в самых разнообразных условиях — и в ходе прорыва тактической глубины, и в ходе преследования в оперативной глубине. Широкое применение получило также нанесение мощных ударов с целью дробления фронта противника с последующим окружением и уничтожением его изолированных группировок, как это было, например, в Висло-Одерской операции.

В наступательных операциях этого этапа войны советское военное искусство успешно решило проблему оперативного прорыва укрепленных полос противника. В результате мощных ударов, наносимых по врагу, наши войска создавали бреши в его обороне, прорывали всю ее тактическую глубину, вводили в прорыв подвижные войска и стремительно развивали наступление, выходя в последующем на фланги, тылы пути отхода противостоящей группировки противника. Формы прорыва отличались большим разнообразием. В одном случае фронт прорывал оборону противника на одном участке и в последующем развивал прорыв в глубину и в сторону флангов (во втором, седьмом и других ударах), в другом — фронт прорывал оборону на двух участках с целью развития наступления по сходящимся направлениям (в пятом ударе), в третьем - наносил глубокие рассекающие удары (в шестом ударе, в Висло-Одерской операции).

 

Фото: Бойцы Красной Армии форсируют реку Одер. Источник: Российский государственный архив кинофотодокументов

 

Прорыв обороны противника обычно производился на широком фронте, на нескольких направлениях, при тесном взаимодействии наступавших на них войск между собой, что создавало возможность дробления фронта противника на несколько участков и уничтожения разобщенных сил по частям.

Умелое применение крупных масс артиллерии, танков и авиации наличие глубокого построения войск и крупных резервов на избранных направлениях обеспечивали возможность непрерывного наращивания силы ударов для развития наступления на большую глубину.

Важнейшей проблемой, которую приходилось решать советскому военному искусству в годы Великой Отечественной войны, была проблема достижения высоких темпов прорыва тактической зоны обороны противника и выхода на оперативный простор, упреждая подход резервов противника. По сравнению с предшествующими годами войны в 1944 году наши войска осуществляли прорыв тактической глубины обороны противника в более высоких темпах.
В результате хорошо организованного артиллерийского и авиационного наступления войскам первого эшелона удавалось иногда уже в первый день преодолеть тактическую зону обороны противника, ввести в сражение подвижные группы (1-й и 2-й Украинские фронты во втором ударе, 2-й Украинский фронт в седьмом ударе и др.) и продвинуться на глубину 15—20 км. Однако чаще всего в 1944 году нашим войскам удавалось завершить прорыв тактической зоны
и ввести в него подвижные войска только на второй день операции.

При общем высоком уровне искусства прорыва, характерном для наших войск в последние годы Великой Отечественной войны, нельзя не учитывать отдельных ошибок, допускавшихся иногда нашими генералами и офицерами, в результате которых темпы прорыва резко замедлялись. К таким ошибкам относились, например, попытки некоторых командиров осуществить прорыв только стрелковыми соединениями, без должной организации взаимодействия с танками, артиллерией и авиацией, в результате чего стрелковые войска несли большие потери. Таким образом, за общими блестящими успехами Советских Вооруженных Сил нельзя не видеть отдельных недостатков, которые заслуживают серьезного критического исследования.

В 1944—1945 годах теория и практика нашего военного искусства обогатились решением сложной проблемы быстрой ликвидации окруженных группировок противника. Так, под Корсунь-Шевченковским 100-тысячная группировка противника была уничтожена в течение 14 дней, под Минском 30 немецко-фашистских дивизий были ликвидированы в течение 6 дней, под Яссами окружены и разгромлены 22 дивизии в течение 9 дней, окруженная и рассеченная на две части группировка противника под Берлином численностью свыше полумиллиона солдат и офицеров была разгромлена в течение 7—8 дней. Подобные примеры можно было бы значительно умножить. Только в тех редких случаях, когда по тем или иным причинам на внутренний фронт окружения выделялось недостаточно сил или когда наши войска запаздывали с нанесением ударов по рассечению и уничтожению окруженной группировки (в районе Бреслау, Познань, в Курляндии), последней удавалось оказывать длительное сопротивление.

В операциях 1944—1945 годов была успешно решена и проблема оперативного развития прорыва. Подвижные группы фронтов и армий искусно вводились в прорыв и вели умелые боевые действия в оперативной глубине, достигая при этом большого оперативного и стратегического эффекта.

На заключительных этапах Великой Отечественной войны советское военное искусство обогатилось также опытом организации и осуществления неотступного преследования противника. В крупнейших операциях 1944-1945 годов наши войска преследовали отходившего противника на широком фронте и на большую глубину, достигавшую 250—500 км (пятый и седьмой удары, Висло-Одерская операция и др.).

Преследование противника в высоких темпах осуществлялось подвижными группами, специально организованными подвижными отрядами, а также отрядами преследования, выделявшимися из общевойсковых соединений. В ходе преследования наши войска с боями прорывали промежуточные рубежи обороны противника, обходили узлы его обороны, охватывали разрозненные группировки, окружали и уничтожали их. Наиболее ярким примером окружения противника в ходе преследования является окружение 100-тысячной группировки противника силами войск трех Белорусских фронтов под Минском.

Опыт Великой Отечественной войны показал, что для достижения высоких темпов преследования необходимо уделять большое внимание своевременному перебазированию авиации. Так, задержка с перебазированием авиации, имевшая место в ходе Висло-Одерской операции, привела даже к временной потере нашего господства в воздухе. Это в значительной мере осложнило борьбу за захват, удержание и расширение плацдармов на реке Одер.

Выдающимся достижением советского военного искусства в годы Великой Отечественной войны явилась разработка теории и практики форсирования крупных речных преград с хода. История войн не знает такого большого количества примеров массового форсирования рек в таких грандиозных масштабах, как это показала Советская Армия в период Великой Отечественной войны, громившая фашистские полчища на Дону, Северном Донце, Соже, Десне, Днепре, Припяти, Южном Буге, Днестре, Дунае, Висле, Немане, Одере и многих других реках, большинство которых было форсировано с хода и на широком фронте. Это обусловило тот факт, что почти все крупные наступательные операции, проведенные Советской Армией с конца 1943 года, начинались, как правило, с плацдармов на реках, захваченных в период предыдущих наступательных операций, и после форсирования ряда речных преград вновь заканчивались овладением оперативными плацдармами на новом водном рубеже. В ряде случаев наши войска, несмотря на наличие хороших переправочных средств, начинали форсирование водных преград на подручных переправочных средствах, что в значительной мере снижало темпы форсирования. Наличие таких фактов объяснялось отставанием переправочных парков от передовых частей. В настоящее время задача заключается в том, чтобы искусство форсирования совершенствовать до такой степени, которая обеспечила бы преодоление крупных водных преград с хода без замедления темпов операции.

В кампаниях 1944—1945 годов советское военное искусство обогатилось опытом штурма крупных городов, крепостей, прорыва укрепленных районов и наступления в особых условиях: в горах, в Заполярье, в лесисто-болотистых  и пустынных районах. Ценнейшим достижением советского военного искусства является также приобретенный опыт организации и осуществления наступления крупными силами ночью, ярким примером которого служат ночные действия в Берлинской операции.

В успешном ходе операций большое значение имело достижение внезапности удара, даже несмотря на то, что подготовка операции сопровождалась сосредоточением крупных масс войск и большого количества боевой техники, а также большими перегруппировками. Внезапность достигалась применением оперативной маскировки и обмана противника относительно времени и места нанесения удара. Способы и формы применения оперативной маскировки в операциях второго и седьмого ударов, Висло-Одерской, Берлинской операциях и многих других представляют значительный вклад в советское военное искусство.

 

Фото: Подготовка плана Берлинской операции. Слева направо: К.Ф. Телегин, Г.К. Жуков, М.С. Малинин, И.С. Варенников. Источник: Центр документации новейшей истории Омской области

 

Вместе с развитием стратегии и оперативного искусства в последнем периоде войны получила свое дальнейшее развитие и тактика Советской Армии на основе изменившихся материально-технических условий и приобретенного боевого опыта.

В кампаниях 1944—1945 годов происходит дальнейший рост огневой мощи и подвижности стрелковых войск. Увеличивается количество артиллерии и повышается ее качество, повышается насыщение войск танками, растут количество и качество средств противовоздушной обороны. Таким образом, происходил не только количественный, но и качественный рост частей и соединений всех родов войск. Все это способствовало еще более успешному решению боевых задач.

При осуществлении прорыва типичным явлением стало глубокое построение боевых порядков, что определялось увеличением глубины обороны противника и возросшим оснащением советских войск средствами подавления. Дальнейшее развитие получила разработанная ранее практика организации артиллерийского наступления, увеличилась глубина подавления обороны противника, окончательно оформились методы организации артиллерийских групп. Еще искуснее стали применяться маневр на поле боя, обходы и охваты опорных пунктов и флангов расположения тактических группировок противника в сочетании с фронтальными ударами. Наши войска достигли более четкого взаимодействия между пехотой, танками, артиллерией, авиацией и инженерными войсками, являющегося важнейшим условием успешного ведения современного общевойскового боя.

Таким образом, советская стратегия, оперативное искусство и тактика в ходе Великой Отечественной войны непрерывно развивались и совершенствовались в тесной взаимосвязи между собой и в зависимости от условий и содержания каждого периода войны в отдельности. Накопленный опыт, достижения военного искусства незамедлительно обобщались и становились достоянием всех Вооруженных Сил, способствуя их дальнейшим боевым успехам. Неразрывная связь теории и практики, взаимно обогащавших друг друга, являлась характерной чертой советского военного искусства.

Операции Великой Отечественной войны являются образцами военного искусства, которые долго еще будут служить примером блестящей организации и проведения боевых действий силами всех родов войск и видов вооруженных сил.

 

* * *

 

Победа Советских Вооруженных Сил в Великой Отечественной войне продемонстрировала всему миру передовой характер советского военного искусства и показала тем самым, что оно действительно является высшим достижением теории и практики ведения войны и военных действий в современных условиях. Война со всей силой вновь подтвердила творческий характер советского военного искусства, которому органически присуще чувство нового, передового и для которого чужды шаблон и застывшие формы. Советское военное искусство в ходе войны творчески обобщало боевую практику. Оно решительно отбрасывало все устаревшее и отжившее, заменяло его новым и передовым. Операции Советских Вооруженных Сил в годы Великой Отечественной войны отличались глубиной и оригинальностью замысла, полным его соответствие, конкретным условиям обстановки и велись с большим размахом и решительностью. В этих операциях были продемонстрированы блестящие образцы взаимодействия сухопутных войск с военно-воздушными  и военно-морскими силами, а также с воздушно-десантными войсками и войсками противовоздушной обороны.

 

Фото: Советские штурмовики в небе под Берлином. Источник: Российский государственный архив кинофотодокументов

 

В трудной и жестокой борьбе с подготовленной и оснащенной по последнему слову техники немецко-фашистской армией Советские Вооруженные Силы добились исторической победы благодаря более искусному применению разнообразных способов и форм вооруженной борьбы, умелому и эффективному использованию всех видов мощной боевой техники. Наша победа в Великой Отечественной войне означала победу передового советского военного искусства над военным искусством фашистской Германии, являвшимся в то время образцом буржуазного военного искусства.

Советская стратегия, блестяще разрешив ряд таких исключительно сложных проблем, как истощение противника и изменение соотношения сил в нашу пользу в ходе стратегической обороны, захват стратегической инициативы путем перехода в контрнаступление на решающих участках фронта, ведение стратегического наступления непрерывно на протяжении почти двух последних лет войны, доказала свое превосходство над немецко-фашистской стратегией, оказавшейся неспособной решить возложенные на нее задачи, несмотря на те крупные преимущества, которые фашистская Германия имела в начале войны.

Высокой степени совершенства достигло в Великой Отечественной войне и советское оперативное искусство. О мастерстве организации и ведения оборонительных операций советскими войсками ярче всего говорят такие факты, как оборона Москвы, Ленинграда, Сталинграда, на курском выступе, в районе озера Балатон, где она оказалась непреодолимой для немецко-фашистской армии и привела к срыву наступательных операций противника, в результате чего провалились его стратегические замыслы. Но наибольшего успеха достигло советское оперативное искусство в области ведения наступательных операций на суше, на море и в воздухе, в самых разнообразных географических условиях, независимо от времени года. Как бы ни была сильна вражеская оборона, на какие бы выгодные естественные рубежи или мощные укрепленные районы она ни опиралась, какими бы резервами ни располагала, она не могла устоять перед искусно организованным наступлением советских войск. Успешно разрешив проблемы прорыва заблаговременно подготовленной и глубоко эшелонированной обороны противника, развития успеха прорыва, окружения  и уничтожения крупных оперативных группировок противника, форсирования с хода водных преград, оперативного преследования и ряд других, советское оперативное искусство обеспечило выполнение задач, поставленных перед ним стратегией по уничтожению крупных вражеских группировок.

Общая тактика и тактика родов войск в ходе войны непрерывно совершенствовались, а подготовка и ведение различных видов боя Советских Вооруженных Сил достигли исключительно высокого мастерства. Без этого мастерства в ведении боев всеми видами вооруженных сил и родами войск не были бы возможны оперативные и стратегические успехи, одержанные Советскими Вооруженными Силами в Великой Отечественной войне.

Наряду с превосходством нашей стратегии, оперативного искусства и тактики победа советского военного искусства была обусловлена передовыми формами организации Советских Вооруженных Сил, которые гибко изменялись и совершенствовались в ходе войны в соответствии с новыми требованиями, предъявлявшимися к ним стратегией, оперативным искусством и тактикой, исходя из изменений в обстановке и в материальной базе.

Наконец, победа советского военного искусства была обеспечена благодаря мудрому, твердому и в то же время гибкому управлению войсками во всех звеньях, от Ставки Верховного Главнокомандования до частей и подразделений,  а также тесному и непрерывному взаимодействию всех видов вооруженных сил и родов войск в ходе операций и боев.

Успехи советского военного искусства обеспечивались неуклонным ростом нашей военной экономики, которая безотказно снабжала Вооруженные Силы самым современным вооружением, боевой техникой, боеприпасами и другими разнообразными видами материального обеспечения.

 

Фото: Пехотинцы ведут бой за Берлин. Источник: Российский государственный архив кинофотодокументов

 

Важнейшим условием творческого развития советского военного искусства в годы Великой Отечественной войны были высокий патриотический подъем всего личного состава Советских Вооруженных Сил, его боевая активность, воинское мастерство, самоотверженность и героизм в борьбе. В ходе войны выросли замечательные кадры советских офицеров и генералов, ставших мастерами вождения войск, отличавшихся широким военно-политическим кругозором, показавших умение управлять войсками в любых, даже самых сложных условиях, обобщать боевой опыт и извлекать из него необходимые уроки для дальнейшего развития военного искусства. Крупная роль в развитии советского военного искусства принадлежит командующим фронтами  и армиями, а также флотами, которые были непосредственными организаторами и руководителями операций советских сухопутных и военно-морских сил по разгрому врага.

Коммунистическая партия Советского Союза, являясь руководящей и направляющей силой в героической борьбе советского народа против немецко-фашистских захватчиков, вырастила выдающихся полководцев, которые во главе с И.В. Сталиным показали образцы стратегического и оперативного руководства. Коммунистическая партия Советского Союза была вдохновителем и организатором побед советского народа в Великой Отечественной войне. Миллионы коммунистов и комсомольцев на фронте и в тылу личным примером героизма и самоотверженности вели за собой советских людей на ратные и трудовые подвиги.

Подлинным творцом победы над фашистской Германией в Великой Отечественной войне был советский народ, который послал на фронт своих лучших сынов и дочерей и героически трудился в тылу, обеспечивая наши Вооруженные Силы всем необходимым.

Опыт Великой Отечественной войны чрезвычайно многообразен и богат. Он позволяет извлечь ряд важных уроков для будущего. Одним из таких уроков является необходимость высокой бдительности нашего народа, постоянной и высокой боевой готовности Советских Вооруженных Сил с тем, чтобы не допустить внезапного нападения агрессора.

Советское военное искусство обогащено опытом победы над сильным, технически хорошо оснащенным противником. В буржуазной военной литературе существует мнение, что каждая последующая война начинается примерно так же, как кончилась предыдущая. Мы знаем, что это неверно. В конце войны враг всегда бывает ослаблен, а в начале он еще полон сил. В период между войнами изменяются также политические, экономические и другие условия. Происходят крупные изменения и в вооруженных силах, и в развитии военной науки.

Новая война, если ее развяжут агрессоры, будет очень сложной, тяжелой и жестокой. Нам придется иметь дело с сильным и хорошо вооруженным противником, обладающим вполне современной военной теорией. Поэтому было бы непростительной ошибкой недооценивать силы, средства и возможности врага. Необходимо трезво учитывать сильные и слабые стороны, его возможности, замыслы, формы и способы борьбы, вытекающие из новых условий обстановки.

Опыт войны учит, что для достижения победы над врагом необходимо еще в мирных условиях готовить наши войска к трудной и упорной борьбе. Поэтому особенно нетерпимым и вредным является имеющее иногда место упрощенчество в обучении, в оперативной и боевой подготовке войск. Необходимо обучать наши войска в условиях, максимально приближающихся к боевым, с их сложностью, трудностями и внезапными изменениями обстановки. Обучение наших войск должно строиться не только на положительном опыте Великой Отечественной войны, но и на критическом анализе и учете тех недостатков и ошибок, которые имели в ней место. Советские Вооруженные Силы опираются на полноценные уставы, представляющие собой основу для правильного обучения и воспитания войск. Вместе с тем наши командные кадры должны творчески подходить к положениям и требованиям уставов, вырабатывать инициативу и навыки для действий в обстановке, не предусмотренной уставными положениями.

В послевоенный период происходит дальнейшее быстрое развитие техники и вооружения, которое существенно меняет условия ведения войны.

 

Фото: Вид разрушенных зданий в Берлине. Источник: Российский государственный архив кинофотодокументов

 

В современной войне широкое применение находят новые мощные средства массового поражения, реактивная и радиолокационная техника. Растут скорости, высоты, дальности полета, повышается грузоподъемность самолетов. Старые средства борьбы модернизируются и совершенствуются, они получают новые качества и становятся более эффективными.

Современные средства борьбы создают более широкие возможности для нанесения мощных ударов по войскам противника и его глубоким тылам на широком фронте и на большую глубину. Моторизация и механизация войск обеспечивают их высокую подвижность и маневренность. Все это придает боевым действиям в современных условиях еще больший размах, а также решительный и маневренный характер. В связи с этим возникают новые требования к военному искусству, которое должно развиваться и совершенствоваться в соответствии с объективными условиями современной вооруженной борьбы.

Проблемы, стоящие перед теорией стратегии, связаны с изменением общего характера и размаха войны, условий ее ведения одновременно и порознь на разных театрах военных действий всеми видами вооруженных сил в тесном взаимодействии и независимо друг от друга.

Теория оперативного искусства должна совершенствовать методы применения всех современных средств борьбы, способы и формы организации и осуществления современных операций в самых различных условиях сложной обстановки. В особенности подлежат разработке вопросы ведения операций на окружение и встречных сражений. Весьма важной и актуальной задачей является разработка вопросов устойчивого управления войсками в условиях сложной, быстро меняющейся обстановки и создаваемых противником помех, завоевание господства в воздухе и на море, а также разработка вопросов подготовки операций крупных оперативных объединений в короткие сроки и ведения их в высоких темпах.

В области тактики требуют большого и глубокого изучения проблемы подготовки и ведения современного общевойскового боя соединенными усилиями всех родов войск в условиях сложной маневренной обстановки и применения средств массового поражения.

Углубленной разработке должна подвергнуться тактика родов войск и специальных войск, так как без глубокого и всестороннего знания боевых возможностей и тактики родов войск нельзя правильно организовать общевойсковой бой и операцию.

В современных условиях вооруженной борьбы, когда многочисленные армии, действующие на огромных пространствах, нуждаются в непрерывном и своевременном подвозе на большие расстояния колоссального количества всевозможных материально-технических средств и эвакуации всего ненужного, возникает необходимость более детальной и углубленной разработки вопросов организации стратегического, оперативного и войскового тыла, с учетом применения всех новых видов оружия. В этих условиях особое значение приобретают вопросы организации подвоза и защиты материальных средств от возможного их поражения и уничтожения как в войсковом тылу, так и в различных складах, а также при перевозке их по железным дорогам и другим путям сообщения.

Советские Вооруженные Силы, оснащенные новейшей техникой, впитавшие в себя огромный и разносторонний опыт Великой Отечественной войны, неуклонно совершенствуют свою боевую мощь и советскую военную науку, дальнейшее и всестороннее развитие которой является одним из важнейших условий, обеспечивающих могущество и непобедимость нашей армии, флота и авиации, их постоянную боевую готовность.

 

Источник: Журнал «Военная мысль» (Министерство обороны РФ)