ОТДАВАЛ СЕБЯ ДЕЛУ БЕЗ ОСТАТКА. ФЕДОР ИВАНОВИЧ ТОЛБУХИН

18.08.2022 статья

Триумфальные ворота

ОТДАВАЛ СЕБЯ ДЕЛУ БЕЗ ОСТАТКА

ФЕДОР ИВАНОВИЧ ТОЛБУХИН


Рубрику «Полководцы Победы» продолжаем рассказом о кавалере ордена «Победа», Герое Советского Союза, Маршале Советского Союза Федоре Ивановиче Толбухине. Он проводил крупнейшие операции Великой Отечественной войны 1941–1945 годов, следуя принципу: беречь солдат и мирное население. Благодаря его военному таланту и героизму вверенных ему войск, гитлеровцы были изгнаны из Крыма, Донбасса и Молдавии. Маршал Толбухин — единственный полководец, под руководством которого были освобождены от фашистов пять европейских столиц: Вена, Белград, Будапешт, Бухарест и София. Его победам Москва салютовала 34 раза. Вместе с тем, Федор Иванович был единственным маршалом, который при жизни не получил Золотую Звезду Героя Советского Союза, — этого звания он удостоился только посмертно, когда отмечалось двадцатилетие Победы.

 

Фото: Командующий 3-м Украинским фронтом Маршал Советского Союза Ф.И. Толбухин за рабочим столом. 1944 г. Источник: Российский государственный архив кинофотодокументов

 

Родился будущий освободитель Европы 16 июня 1894 года в небольшой деревеньке, затерявшейся в лесах Ярославщины, в многодетной зажиточной крестьянской семье. По тем временам он получил довольно основательное образование, поскольку окончил церковно-приходскую школу и земское училище. После смерти отца переехал в Петербург к родственникам, где поступил сначала в торговую школу, затем в коммерческое училище. Был практикантом в Госбанке и Обществе взаимного кредита. В 1912 году Федор экстерном сдал экзамен за полный курс Петербургского коммерческого училища. Крестьянский мальчик вырос в умного и трудолюбивого молодого человека, имеющего четко отработанные навыки делопроизводства, умение лаконично и ясно формулировать мысль, безукоризненно оформлять документы.

Быть может, Ф.И. Толбухин стал бы менеджером всего семейного дела, но после смерти дяди тетушка в 1913 году продала торговое предприятие, а вскоре началась Первая мировая война. Федора призвали в царскую армию. Начинал он рядовым, причем не в традиционных родах войск — пехоте или кавалерии, а в зарождавшихся тогда механизированных войсках. Был мотоциклистом, шофером и вообще подготовленным в техническом отношении специалистом. Боевое крещение получил на Северо-Западном фронте, позже участвовал в знаменитом Брусиловском прорыве. Ф.И. Толбухин дослужился в императорской армии до штабс-капитана, был удостоен орденов Святой Анны и Святого Станислава. Демобилизовавшись в 1918 году, добровольно вступил в ряды Красной армии.

В то время в вооруженных силах молодой советской республики было немного образованных в военном отношении людей, поэтому Федора, ни в чем себя не запятнавшего в царской армии, отправили в школу штабной службы. Через четыре месяца обучения он был назначен на должность помощника начальника штаба по оперативной части в только что сформированную 56-ю стрелковую дивизию. В ее составе он сражался против белогвардейцев на Западном фронте, участвовал в советско-польской войне и в боях против финнов в Карелии, за что был награжден орденом Красного Знамени.

В 1934 году Ф.И. Толбухин окончил оперативный факультет Военной академии им. Фрунзе. В 1937 году он стал командиром 72-й стрелковой дивизии Киевского военного округа, но в этой должности прослужил недолго. В его аттестации отмечалось: «Любит и знает штабную работу. Обладает достаточными навыками в организации и методике оперативно-тактической подготовки». Это сыграло свою роль, и в июле 1938 года его назначили начальником штаба Закавказского военного округа.

 

Фото: Федор Иванович Толбухин. Источник: army.ric.mil.ru

 

С началом Второй мировой войны Советский Союз стал готовиться к активной обороне на всех участках своих протяженных границ. По воспоминаниям служившего тогда в Генштабе С.М. Штеменко, «…осень 1940-го и зиму 1941-го года пришлось потратить на тщательное изучение и военно-географическое описание Ближневосточного театра. С марта приступили к разработке командно-штабных учений в Закавказском и Среднеазиатском военных округах, намеченных на май... Фронтом командовал заместитель командующего войсками округа генерал-лейтенант П.И. Батов. Обязанности начальника штаба фронта выполнял генерал-майор Ф.И. Толбухин».

Результаты этих учений были использованы в ходе совместной англо-советской операции по оккупации Ирана. Те события, проходившие с 25 августа по 17 сентября 1941 года, остаются малоизвестной страницей Великой Отечественной войны. Тем не менее операция, которая вошла в историю под кодовым названием «Согласие», имела важное стратегическое значение.

Антигитлеровская коалиция считала шаха Резу Пехлеви, хоть он и объявил о нейтралитете в вой­не, союзником Третьего рейха. Требовались срочные превентивные меры. Советско-британская операция была проведена молниеносно. Уже 29 августа вооруженные силы Ирана сложили оружие перед англичанами, а 30-го — перед Красной армией. Шах отрекся от престола в пользу сына, иранские месторождения нефти перешли под контроль союзников, а СССР получил надежный Персидский коридор, по которому в ходе Великой Отечественной войны доставлялась треть всех грузов по программе ленд-лиза.

После окончания этой операции Ф.И. Толбухин добился особых условий для размещения контингента советских войск в крупных иранских городах. Это обезопасило наше «подбрюшье» — южные границы на Кавказе и в Средней Азии.

Когда на Закавказский фронт возложили разработку и осуществление проводимой в Крыму Керченско-Феодосийской операции, генерал-майор Ф.И. Толбухин был назначен начальником штаба Крымского фронта и возглавил всю подготовку. В новогоднюю ночь 1942 года высаженные с кораблей войска 51-й армии овладели Керчью, а 44-й армии — Феодосией. Вскоре в руках десантных войск оказался весь Керченский полуостров.

Это была значимая победа войск Крымского фронта. В итоге германское командование было вынуждено оттянуть часть резервов от Севастопольского направления, что значительно упрочило оборону этого города. В то же время удалось ликвидировать угрозу активных наступательных действий немецко-фашистских войск с Керченского полуострова против районов Северного Кавказа.

Однако дальнейшие события негативно сказались на положении советских войск. В этот труднейший период, когда надо было закрепиться на Керченском полуострове и готовиться к освобождению Крыма, на фронт прибыл представитель Ставки Верховного главнокомандования Л.З. Мехлис. Своими неграмотными действиями, хамским вмешательством в планы операции он дезорганизовал работу фронта. Извратив обстановку в докладе И.В. Сталину, Мехлис добился снятия Ф.И. Толбухина с должности. Как и следовало ожидать, грубейшие ошибки оперативного характера привели к страшной катастрофе. Крым и Севастополь были потеряны на два года.

Подводя результаты проведенной в Крыму операции, бывший командующий 11-й армией Э. Манштейн написал в своей книге «Утерянные победы» следующее: «По имеющимся данным, мы захватили около 170 000 пленных, 1133 орудия и 258 танков… Только ничтожное количество войск противника сумело уйти через пролив на Таманский полуостров».

Федор Иванович тяжело переживал эту трагедию. Вся его последующая деятельность показала, что отстранение от должности было неоправданным.

Отозванного в Москву генерал-майора Ф.И. Толбухина по предложению начальника Генштаба маршала Б.М. Шапошникова назначили заместителем командующего войсками Сталинградского военного округа, а в конце июля, когда на базе округа был создан Сталинградский фронт, Толбухин вступил в командование 57-й армией. С этого момента в решениях и действиях Федора Ивановича начали зримо проявляться задатки полководца. 57-я армия, взаимодействуя с 64-й, остановила наступление противника в районе Абганерово, Плодовитое, Тингута. Когда чуть позднее, восстановившись, 4-я танковая армия генерала Г. Гота главными силами обрушилась на соединения 57-й армии, прорваться к Волге у Красноармейска ей так и не удалось. Командарм Ф.И. Толбухин предугадывал замыслы врага, искусно маневрировал резервами, вовремя выдвигая их туда, где Гот готовил удар.

Федор Иванович уделял особое внимание оперативному построению войск. Для ликвидации прорыва вражеских сил в тылу всегда находились мощные резервы, насыщенные противотанковыми средствами. Искусство полководца позволило после месяцев тяжелейших боев сохранить боеспособность армии и с началом контрнаступления активно участвовать в уничтожении окруженной группировки врага. Вот что после войны вспоминал о действиях 57-й армии и ее командующем бывший подчиненный Ф.И. Толбухина генерал-­майор И.К. Морозов, командовавший 422-й стрелковой дивизией: «…57-я армия без шума, спешки, продуманно и организованно вела оборонительные и частные наступательные бои и операции. Мы называли ее армией порядка и организованности и любили ее командование за исключительно внимательное и бережливое отношение к людям, к воинам, в каком бы звании они ни были».

В развернувшемся 19 ноября контрнаступлении 57-я армия сыграла решающую роль. Прорвав оборону противника, 23 ноября она соединилась в районе хутора Советский с войсками Юго-Западного фронта. В последующем армия принимала активное участие в ликвидации 6-й немецкой армии Ф. Паулюса.

Способность к критической оценке собственных решений и действий, анализу приобретенного опыта и стремление к совершенствованию своего полководческого искусства и боевого мастерства подчиненных командиров ярко проявились у Ф.И. Толбухина на сталинградском фронте. За отличие в боях войскам 57-й армии в приказах Верховного главнокомандования дважды объявляли благодарность, тысячи отличившихся вои­нов были награждены орденами и медалями.

 

Фото: В Болгарии. 1944 год. Источник: army.ric.mil.ru

 

Верховный главнокомандующий ВС СССР И.В. Сталин высоко оценил таланты ее командующего: в январе 1943 года Федору Ивановичу было присвоено звание генерал-лейтенанта. Его заслуги были отмечены орденом Суворова I степени.

После разгрома вражеской группировки под Сталинградом войска 57-й армии были переданы в другие армии, а полевое управление переименовали в полевое управление 68-й армии.

В начале 1943 года по инициативе Г. К. Жукова, назначенного представителем Ставки ВГК на Северо-Западном фронте, был разработан план по разгрому группы армий «Север». Усилиями Северо-Западного, Волховского и Ленинградского фронтов предполагалось нанести серию ударов, чтобы окружить Демянскую группировку противника и часть войск под Ленинградом. Если бы план сработал, удалось бы освободить Ленинградскую, Псковскую и Новгородскую области и беспрепятственно выйти к Балтийскому морю.

В рамках подготовки операции, получившей кодовое название «Полярная звезда», на базе 2-й резервной армии была создана особая группа войск под командованием генерал-полковника М.С. Хозина. В ее состав в том числе включили полевое управление 68-й армии, а также 1-ю танковую армию генерал-лейтенанта М.Е. Катукова. Эти войска планировалось ввести в прорыв для развития наступления в тыл 18-й немецкой армии, действовавшей на Ленинградском направлении.

Однако, как говорится, гладко было на бумаге, да забыли про овраги. Вдохновленные успехами на Левобережной Украине, советские военачальники решили применить уже проверенную тактику в совсем других условиях ландшафта. План не сработал. На Северо-Западном фронте серьезным препятствием стала местность. Артиллерия, танки и прочая боевая техника не справлялись с противником среди болот и грунтовых вод. К тому же ранняя весенняя распутица затрудняла действия подвижных войск. В марте 1943 года операцию было решено прекратить.

Вскоре Федор Иванович принял командование войсками Южного фронта, впоследствии переименованного сначала в 4-й Украинский, а затем в 3-й Украинский фронт. Ему была поставлена задача исключительной важности и сложности: прорвать оборону немцев на реке Миус — на «Миус-фронте», где два года неприятель строил мощные укрепления и оборудовал минные поля. Оборонительная линия там состояла из трех полос. Первая проходила по правому берегу Миуса и имела глубину до 12 километров. Для фортификационных сооружений широко использовались частые скалы и обрывы, высоты, в том числе знаменитый курган Саур-Могила. Глубина минных полей там доходила до 200 метров. Каждый квадратный километр был усеян пулеметными точками под бронированными колпаками. Вторая линия обороны противника проходила по правому берегу речек Мокрый Еланчик и Крынка, а далее по линии Мануйловка, западнее станции Мочалинский, Андреевка, Красный Кут. Третья линия шла по западному берегу Кальмиуса, потом восточнее Сталино, Макеевки, Горловки.

 

Фото: На параде в Москве. 24 июня 1945 года. Источник: army.ric.mil.ru

 

Весь этот огромный район был изрыт окопами, траншеями, противотанковыми рвами. По всей глубине укрепленной полосы, которая занимала 45–50 километров, насчитывалось около 600 опорных пунктов и узлов сопротивления. Неприступность миусского оборонительного рубежа можно сравнить с линиями Маннергейма и Мажино. Такое значение придавалось обороне «Миус-фронта» в связи с тем, что оттуда обеспечивался выход на Донбасс.

Первый удар Южный фронт нанес в разгар Курской битвы 17  июля 1943 года и смог продвинуться на 5-6 км, захватив при этом плацдарм на западном берегу Миуса. Это вынудило гитлеровское командование перебросить в полосу Южного фронта крупные силы из-под Харькова. Мощными ударами противнику удалось выбить наши войска с занятых позиций и отбросить их в исходное положение. Попытки прорыва обороны фашистов предпринимались до 2 августа, но безрезультатно. Федор Иванович не нервничал, не искал виновных среди подчиненных, никого ни в чем не упрекал, а принял дополнительные меры для разведки позиций противника. При общей протяженности фронта в 180 километров три четверти своих сил он сконцентрировал на 25-километровом участке, оголив фланги, но создав колоссальное превосходство в месте прорыва. И план сработал. Взломав 13 августа 1943 года оборону немцев, Южный фронт освободил Донбасс всего за полтора месяца и помешал захватчикам взорвать заранее заминированные шахты.

За успешные действия на реке Миус, освобождение Таганрога и Донбасса Федору Ивановичу было присвоено звание генерала армии.

 

Фото: Федор Иванович с женой Тамарой Евгеньевной во время войны. Источник: army.ric.mil.ru

 

В сентябре 1943-го войска Южного фронта подошли к так называемому Восточному валу — стратегическому оборонительному рубежу на правом берегу Днепра. Он брал начало в устье реки Нарвы, впадающий в Финский залив Балтийского моря, и по линии Пскова, Витебска, Орши, реки Сож выходил к среднему течению Днепра — мощному естественному препятствию для наступающих войск. На юге, у Запорожья, Восточный вал отклонялся от Днепра на восток и пролегал по руслу реки Молочной (в верхнем течении — Токмак), впадающей в Азовское море. Создав на этом протяженном рубеже многополосные укрепления, немцы надеялись удержать войска Красной армии за Днепром, измотать их и придать войне позиционный характер.

 

Фото: Маршал Ф.И. Толбухин вручает Золотую Звезду Героя Советского Союза сержанту П.Д. Свистунову. Источник: army.ric.mil.ru

 

Генерал армии Ф.И. Толбухин просил у Верховного главнокомандующего хоть небольшую передышку для войск, но И.В. Сталин не желал и слушать командующего фронтом. Он категорично требовал взять Мелитополь, откуда был прямой выход на Крым. Справедливости ради следует отметить, что повод спешить все же имелся: 6-я немецкая армия непрерывно усиливалась соединениями с полуострова. Соответственно каждый день промедления означал медленное, но верное укрепление обороны фашистов.

Однако после безуспешных атак наступление захлебнулось. Измотанные в боях на Донбассе советские части понесли большие потери. Федор Иванович все же настоял на оперативной паузе и тщательно проанализировал обстановку. По сведениям разведки, немцы скрытно перебросили вой­ска с южного фланга на северный, где ожидалось наступление. Командующий фронтом тут же перегруппировал свои силы в противоположном направлении и нанес массированный удар по ослабленной группировке врага. Противник оборонялся очень упорно, затрудняя продвижение наших войск на основном направлении. Тогда генерал Ф.И.  Толбухин превратил резервное направление в основное и достиг успеха. После напряженных боев 23 октября 1943 года войска 4-го Украинского фронта овладели Мелитополем.

После этого решением Ставки 4-й Украинский фронт переключается на Крымское направление. Символично, что именно войскам генерала армии Ф.И. Толбухина было суждено освобождать полуостров, крушить противника там, где Л.З. Мехлис всего пару лет назад безответственно обвинял Федора Ивановича в неоперативности и нерешительности. История все расставила по своим местам. Лев Захарович был снят с должности заместителя народного комиссара обороны, начальника Главного политического управления, понижен в звании до корпусного комиссара и никогда больше не направлялся в войска в качестве представителя Ставки. А вот за плечами Ф.И. Толбухина, получившего в течение девяти месяцев три генеральских звания, к тому времени уже было немало славных побед. Весь свой талант, все свои силы вложил полководец в подготовку битвы за Тавриду, где оборонялись 17-я полевая армия фашистской Германии и румынские дивизии. Командовал группировкой противника генерал-полковник Э. Йенеке, имеющий опыт службы в инженерных войсках и очень хорошо разбиравшийся в фортификации.

 

Фото: С лидером болгарских коммунистов Георгием Димитровым. Источник: army.ric.mil.ru

 

Получив приказ Гитлера во что бы то ни стало удержать Крым, Йенеке прежде всего обратил внимание на Перекопский или, как его также называют, Турецкий вал, уже несколько веков защищавший ворота полуострова. Штурмовали его и запорожские казаки, и солдаты Суворова, и красноармейские дивизии Фрунзе, а в 1941 году — войска генерала Манштейна. За время оккупации региона к высокой, до 10 метров, земляной насыпи и широким рвам добавились три полосы обороны глубиной до 35 километров, насыщенные траншеями, долговременными огневыми точками, прикрытые минными полями, проволочными заграждениями, противотанковыми надолбами и ежами.

Но все же был в образовании гитлеровского генерала существенный пробел — скорее всего он пренебрег опытом гражданской войны в России и не знал, что удар в тыл Перекопским позициям с обходом через Сивашский залив хотя и чрезвычайно сложен, но возможен. Ведь именно так открывали «ворота в Крым» и русский фельдмаршал Ласси , и М.В.  Фрунзе.

Генерал Ф.И. Толбухин, хорошо изучивший Перекопско-Чонгарскую операцию, решил использовать опыт выдающегося красного командира в самом неудобном, а значит, самом неожиданном месте — через залив Сиваш, что на западе Азовского моря. Этот залив в простонародье называют Гнилым морем — он мелкий и коварный, с извилистыми берегами, с метровыми волнами в ветреную погоду, с илистым дном, местами оголяющимся при западном ветре. Форсировать его в 1943-м войскам Ф.И. Толбухина выпало в то же время года, что и войскам Фрунзе в 1920-м, — с 1  по 6 ноября. Любопытный факт: проводником стал тот же самый крестьянин-рыбак из деревни Строгановка — Иван Иванович Оленчук. Старик повторил свой подвиг. По грудь в холодной соленой воде, ночью, с оружием и боеприпасами на плечах части 10-го стрелкового корпуса вброд форсировали Сиваш и с ходу атаковали противника. Им удалось захватить плацдарм — клочок голой, продуваемой всеми ветрами, простреливаемой со всех сторон крымской земли размером 18 километров по фронту и 14 в глубину, и закрепиться на нем. Завязались бои за мощный узел обороны фашистов — Армянск. Внезапно поступила команда Ф.И. Толбухина прекратить дальнейшее наступление.

Дело в том, что на северном участке фронта, в районе Никополя, противник все еще продолжал удерживать обширный, до 120 километров по фронту и 25 в глубину, плацдарм, на который гитлеровские стратеги возлагали большие надежды. Они рассчитывали, что советское командование, увлеченное наступлением в Крыму, не заметит, как здесь сосредоточивается мощная ударная группировка. Стремительным броском на юг гитлеровцы планировали нанести сокрушительный удар в тыл 4-го Украинского фронта и уничтожить его. Так бы и случилось, будь на месте генерала Ф.И. Толбухина военачальник чуть менее прозорливый и расчетливый. Однако Федор Иванович разгадал замысел противника. Он перебросил с юга к Никопольскому плацдарму 28-ю армию, артиллерию, авиацию, и тщательно подготовленный фашистским командованием контрудар из убийственного превратился в самоубийственный.

Но и генерал-полковник Йенеке тоже времени зря не терял. Он организовал контрудары по советским частям, прорвавшимся к Армянску, вынудил их снова отойти за Турецкий вал, восстановил оборону и еще больше укрепил ее в инженерном отношении. Теперь система траншей, проволочных и минных заграждений закрывала «ворота в Крым» не только со стороны Перекопа, но тянулась также и вдоль Сиваша, блокируя закрепившуюся здесь пехоту 4-го Украинского фронта.

 

 

Обстановка сложилась крайне напряженной. И тогда Федор Иванович приготовил противнику очередной «сюрприз» — маскировочную операцию «Чучело». Для нее были изготовлены соломенные «солдаты», которых одели в шинели и каски. У немцев была известная тактика: когда начинался обстрел переднего края обороны, они уходили вглубь и прятались в блиндажах, а когда наши бойцы поднимались в атаку, гитлеровцы возвращались и открывали огонь. Хитрость операции состояла в том, что, когда немцы укрылись в своих блиндажах, над нашими окопами поднялись фигуры бойцов. Это было полторы тысячи чучел, наряженных в советские мундиры. Немцы решили, что началась атака и вернулись. Вот тут все их огневые точки и накрыла советская артиллерия. Когда фашисты снова попрятались, началась новая лжеатака, а за ней и настоящая. На Перекопе и на Сиваше оборона немцев была прорвана, 13 апреля взят Симферополь.

А когда началось наступление на севере Крыма, командующий немецкой крымской группировкой перебросил туда войска с Керченского полуострова. В этот момент под Керчью высадился десант Отдельной Приморской армии. Немцы растерялись, не зная, куда двигать дивизии — назад, отбивать Керчь, или на север, на помощь перекопским частям. Тут ловушка и захлопнулась. 9 мая от врага был очищен город русской славы Севастополь, а через три дня на мысе Херсонес капитулировали остатки всей крымской группировки врага. Это была блистательная победа советских войск под руководством полководца Ф.И. Толбухина.

Оригинальность полководческого мышления, смелость и глубина замыслов Федора Ивановича ярко проявились в Ясско-Кишиневской наступательной операции, которая отличалась быстротечностью и исключительно высокой результативностью. В течение десяти суток (с 20 по 29 августа 1944 года) войска 3-го и 2-го Украинских фронтов разгромили группу армий «Южная Украина». Были окружены и полностью уничтожены 18 немецко-фашистских дивизий. Вермахт потерял 135 тысяч убитыми и ранеными, 200 тысяч пленными. И главное — была освобождена Молдавия, из войны на стороне Германии выведены Румыния и Болгария. Они повернули оружие против ставшего теперь общим врагом гитлеровского фашизма.

На Кишиневском направлении заслуживает внимания смелое решение Ф.И. Толбухина ввести противника в заблуждение в отношении готовящегося направления главного удара путем ложного сосредоточения войск. За время войны это были вошедшие в историю военного искусства самые крупномасштабные действия по оперативной маскировке. Их суть заключалась в имитации сосредоточения стрелкового и механизированного корпусов и целой артиллерийской дивизии, для чего выделялись значительные силы. Часть резервных войск реально выводилась в ложный район сосредоточения и затем скрытно уводилась. Районы имитации реально прикрывались истребительной авиацией и зенитной артиллерией. Проводилось много и других мероприятий для дезинформации противника.

 

Фото: Командующий 57-й армией стоит у входа в землянку. Сталинград. 1942 год. Источник: army.ric.mil.ru

 

За искусное проведение Ясско-Кишиневской операции Федору Ивановичу Толбухину присвоили звание Маршала Советского Союза. Это была заслуженная оценка таланта командующего фронтом.

28 сентября 3-й Украинский фронт во взаимодействии с Народно-освободительной армией Югославии и при участии войск Отечественного фронта Болгарии приступил к проведению Белградской операции. После освобождения столицы Югославии войска фронта были перегруппированы в район южнее Будапешта и 20 декабря включились в проведение Будапештской операции. Наступление войск Ф.И. Толбухина привело к окружению противника в районе венгерской столицы, которая была взята 13 февраля 1945 года.

Пытаясь задержать наступление советских войск на Вену, немецкое командование 6 марта в районе озера Балатон предприняло свое последнее в войне крупное контрнаступление. В ходе 9-дневной Балатонской оборонительной операции войска 3-го Украинского фронта не только отразили удары фашистов, но и сумели сохранить силы для возобновления наступления. 16 марта они двинулись вперед и, взаимодействуя со 2-м Украинским фронтом, овладели западными районами Венгрии, а 13  апреля освободили Вену. День Победы войска 3-го Украинского фронта встретили в предгорьях Альп, куда они вышли в результате Грацко-Амштеттинской наступательной операции.

Освобождая европейские столицы, маршал еще более тщательно планировал операции, чтобы сохранить не только бойцов, но и города. По его приказу при освобождении Вены этот город зачистили от немецких сил с минимальными разрушениями. Были спасены главные достопримечательности музыкальной столицы мира — собор святого Стефана и Хофбургский замок. Это, по мнению маршала, было необходимо, чтобы Советскую армию в Европе запомнили, как армию-освободительницу.

 

Фото: Консультативное совещание дипломатов СССР, Великобритании, США и подписание Соглашения между СССР, Великобританией и США с одной стороны, и Болгарией – с другой. Присутствуют В.М. Молотов, А.Я. Вышинский. Соглашение подписывает маршал Ф.И. Толбухин. 28 октября 1944 г. Источник: Российский государственный архив социально-политической истории

 

26 апреля 1945 года Ф.И.  Толбухин был награжден высшим военным орденом «Победа». Службе он отдавал всего себя. Это отмечали все, кто его знал. Так, член Военного совета 57-й армии генерал-лейтенант Н.Е. Субботин вспоминал: «Как военачальник Федор Иванович имел две характерные для него особенности. Он как никто берег личный состав армии-фронта, всегда стремился добыть победу малой кровью. И второе — он обладал исключительной работоспособностью, в периоды напряженных операций по 3–5 суток не отрывался от карты и телефонов, лишая себя даже короткого отдыха. Личного для него не существовало, он горел на работе, отдавал себя делу без остатка».

Федора Ивановича не стало 17 октября 1949 года. Он тяжело болел диабетом, а война совсем подорвала его здоровье. Маршала похоронили со всеми воинскими почестями у Кремлевской стены.

Судьба отмерила Ф.И. Толбухину всего 55 лет, но каждый день своей жизни он посвятил служению Отечеству. Он из числа тех героев, жизнь которых пронеслась как метеор, но оставила неизгладимый след в истории страны.

 

Автор: М. Елисеева
Источник: «Армейский сборник 07 2022 Г» (ФГБУ «РИЦ «Красная Звезда» Минобороны России)