ХРАНИТЕЛИ ЯСНОЙ. К столетию музея-усадьбы Л. Н. Толстого «Ясная Поляна»

13.06.2021 статья

Триумфальные ворота

ХРАНИТЕЛИ ЯСНОЙ. К 100-летию музея-усадьбы Л. Н. Толстого «Ясная Поляна»  

 


10 июня 2021 года музей-усадьба Л. Н. Толстого «Ясная Поляна» отметил столетие со дня основания. 10 июня 1921 года решением Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета (ВЦИК) имение Льва Толстого было объявлено национальным культурным достоянием. За время Великой Отечественной войны на долю Ясной Поляны выпало немало испытаний: вражеская оккупация и борьба за сохранение мемориальных предметов, эвакуация экспонатов в Сибирь, восстановление усадьбы. Но несмотря ни на что, музей продолжал свою работу. Ко дню рождения «Ясной Поляны» диктантпобеды.рф публикует материал под названием «Хранители Ясной», рассказывающий о судьбе музея-усадьбы в годы Великой Отечественной войны.   

 

 

Источник: ypmuseum.ru

 

 

ХРАНИТЕЛИ ЯСНОЙ

 

Эвакуация экспонатов

 

Летом 1941 года музей работал в прежнем режиме, хотя война внесла в музейные будни свои коррективы — в подвалах зданий организовывались бомбоубежища. «Несмотря на общее военное положение в стране, в музее проводится большая экскурсионная работа. Музей посещается часто военно-командным составом, бойцами Красной Армии, ранеными красноармейцами из госпиталя. Актуальные темы: “Война и мир”, “Отечественная война”, “Патриотизм и героизм русского народа по произведениям Толстого”. Литературный музей и дом Л. Н. Толстого смотрят с большим интересом», — писал в дневнике 11 августа 1941 года хранитель музея Сергей Иванович Щеголев.

Директор объединенных толстовских музеев, внучка писателя Софья Андреевна Толстая-Есенина писала одному из своих корреспондентов: «Красноармейцы из госпиталя ходят по 60–70 в день. Никак нельзя говорить о свертывании работы музея».

Необходимость работы музея в военное время подчеркивалась не только его сотрудниками, но и посетителями. 16 августа в Ясную Поляну приезжал академик Николай Нилович Бурденко, назначенный в дни войны главным хирургом Красной Армии. В книге отзывов Дома Толстого осталась его запись: «Великое волнение переживается, когда посещаешь дом и место творчества мировых сокровищ литературы и философии, глубочайшего мыслителя и покоряющего весь мир художника, славу и вечную гордость русского народа». Этот визит позднее вспоминала Софья Андреевна Толстая-Есенина: «Вероятно, человеку, жившему в неизбывном ужасе перед надвигающимся несчастьем, было очень нужно, чтобы были сказаны слова о вечности и непобедимости того, что живет в сознании».

 


Фото: Библиотека Л. Н. Толстого в Музее-усадьбе Л. Н. Толстого «Ясная Поляна», уничтоженная немцами. Автор фотографии: О. Б. Кнорринг. 1941. Источник: Российский государственный архив кинофотодокументов

 

Когда осенью 1941 года стало понятно, что фронт приближается к Тульской области, Софья Андреевна стала хлопотать о том, чтобы экспонаты были эвакуированы в «совершенно безопасное место». 6 октября началась спешная укладка вещей. К вечеру 9 октября в общей сложности было собрано 110 ящиков с экспонатами и документами. Они отправились на хранение в научную библиотеку Томского государственного университета в сопровождении заведующего яснополянским музеем Алексея Ивановича Корзникова, а также шести научных сотрудников музея с семьями. Часть экспозиции — крупные и громоздкие вещи, мебель, некоторые документы и фотографии — осталась в Ясной Поляне.

19 ноября в командировочном удостоверении Корзникова было записано: «Прибыл в Томск и сдал экспонаты на хранение». В Ясной Поляне к тому моменту шла третья неделя оккупации.

 

Фото: Библиотека, разрушенная немцами в усадьбе-музее Л. Н. Толстого «Ясная Поляна». Время съемки: 14-15.12.1941. Автор: Олег Кнорринг. Источник: waralbum.ru

 

 

Будни оккупированной усадьбы

 

«Мы, работники музея, боялись за сохранность музея. Нам казалось, что за неимением места воинские части займут помещение музея», — рассказывал хранитель музея Сергей Иванович Щеголев. Вместе с ним за судьбу родовой усадьбы Льва Толстого боролись научная сотрудница музея Мария Ивановна Щеголева, техническая сотрудница Мария Петровна Маркина, сторожа Дмитрий Семенович Фоканов и Борис Сергеевич Филатов и другие.

По воспоминаниям Марии Ивановны, первая немецкая машина въехала на территорию усадьбы утром 30 октября: «Вышли трое офицеров. Оказалось — врачи. Один из них — доктор Шварц — чисто, по-русски, без акцента объяснил нам, что немцы ищут места для организации перевязочного пункта. Осматривают музей. В книге посетителей записывают по-немецки странную запись: «Первые три немца в походе против России». Пытаемся отстоять неприкосновенность музейных помещений. Немцы изысканно вежливы и любезны, обещают содействие. Наскоро пишут на листе писчей бумаги красным карандашом «охранную грамоту» для бытового музея: «Betreten verboten — Wohnhaus des TolstoÎ (grösster russicher Dichter)» с подписью майора (фамилия написана неразборчиво). По-русски это значит: «Входить воспрещено — дом Толстого (величайший русский писатель)». Может быть, и удастся сохранить дом в условиях войны?».

 

Фото: Комната «под сводами» в Музее-усадьбе Л. Н. Толстого «Ясная Поляна», в которой немцами была устроена казарма. Автор фотографии: О. Б. Кнорринг. 1941. Источник: Российский государственный архив кинофотодокументов

 

Спустя месяц, 30 ноября она пишет: «Сегодня разревелась. С утра переносили книги Татьяны Львовны во вторую комнату Сергея Львовича. Книги из научной библиотеки частично перетащили к себе на квартиру, — их растаскивают безбожно. Устали. Вечером захожу в бытовой музей, — снова тарарам. <…> Нервы не выдерживают. Реву от сознания своего бессилия. Нет, и жалкие остатки дома Толстого погибнут!».

 

Фото: Бывший кучер Л. Н. Толстого И. В. Егоров демонстрирует вещи, оставленные после отступления немецких войск из усадьбы-музея Л. Н. Толстого «Ясная Поляна». Музей сильно пострадал во время Великой Отечественной войны. Документальные кадры последствий варварского разграбления музея есть в знаменитом фильме «Разгром немецких войск под Москвой». Время съемки: 15.12.1941. Автор: Олег Кнорринг. Источник: waralbum.ru

 

Последний день оккупации Ясной Поляны был особенно тяжелым — покидая усадьбу, фашисты подожгли дом, в котором жил знаменитый писатель: «Под свист летящих снарядов перебегаю к дому Толстого. Здесь остались только одиночки-немцы. Зову уборщицу Маркину, пытаемся войти в дом. Навстречу немецкий унтер-офицер. «Hinaus, hinaus!» [Вон, вон!] — гонит вон. «Wohnhaus — in die Luft!..» [Дом на воздух!]. Но теперь уже можно не слушаться. Бегу и созываю рабочих и служащих — надо спешить спасать музей. Из окон дома Толстого уже вырываются клубы дыма».

Тушить пожар было непросто: немцы сломали действующий колодец, поэтому вместо воды использовали снег. Но вдруг сотрудников музея осенила мысль проверить, нет ли воды в старом, заколоченном, колодце. «Сбиваем с него доски. Вода есть! Положение спасено… До сумерек идет борьба с огнем», — пишет Мария Ивановна Щеголева.

Началось восстановление музея. В докладной записке заведующей фондами толстовских музеев Евгении Николаевны Чеботаревской от 29 декабря 1941 года было написано: «Считаю необходимым провести восстановление экспозиции в возможно короткий срок ввиду того, что сейчас же после освобождения Ясной Поляны от германских банд начался усиленный приток посетителей, который будет возрастать».

 

Фото: Советские разведчики у Ясной Поляны. Контрнаступление под Москвой. Время съемки: декабрь 1941. Источник: waralbum.ru

 

 

Восстановление Ясной Поляны

 

После освобождения Ясной Поляны к восстановлению усадьбы приступили не сразу. 15–17 декабря бойцы 1941 года Красной Армии разминировали территорию: было обезврежено 200 вражеских мин и снарядов. Также в эти дни велись учет предметов и документальная съемка.

В течение первого квартала 1942 года небольшой коллектив яснополянского музея самоотверженно трудился, приводя в порядок усадьбы. «В штате музея было всего четыре научных сотрудника, 10 человек составляли административно-хозяйственный персонал, музейных служителей и сотрудников, осуществлявших охрану музея, было 13 человек», — пишет Татьяна Николаевна Архангельская в книге «Ясная Поляна в годы войны».

 

Фото: Население возвращается в освобожденное от немцев село близ усадьбы «Ясная Поляна», в которой жил великий русский писатель Л. Н. Толстой. Автор фотографии: Фишман Б. 1941. Источник: Российский государственный архив кинофотодокументов

 

«Картотека приведена в порядок нами, вещи учтены, стоят теперь все в доме, так как в подвале они покрывались плесенью от сырости, а на леднике портились от мороза. <…> Работа идет медленно, т. к. приходится бегать отогреваться — в доме температура, кроме залы и комнаты под сводами, ниже, чем на улице, стены блестят от инея…», — сообщала Мария Ивановна Щеголева 12 февраля 1942 года в Москву Софье Андреевне Толстой-Есениной.

Но даже в таких условиях продолжались экскурсии для советских бойцов: первая после оккупации прошла 16 декабря 1941 года по обгоревшему дому. Экскурсию вела Мария Ивановна Щеголева. «Начальник отряда отрапортовал об удачно выполненном ночью боевом задании и о желании отряда почтить память величайшего из русских писателей — Толстого: посетить его дом и могилу. Экскурсия носила митинговый характер, достигнув своего наибольшего подъема у могилы Толстого», — говорится в квартальном отчете музея. За две недели декабря 1941 года дом Толстого посетило около 300 человек. Около 1200 человек посетило Ясную Поляну в первом квартале 1942 года.

Чтобы оживить рассказ экскурсовода, сотрудники временно развесили в комнате для приезжающих два десятка фотографий, иллюстрирующих повествование о жизни Толстого в Ясной Поляне. Эвакуированные экспонаты вернутся в Ясную Поляну уже после окончания войны — 12 мая 1945 года.

7 марта 1945 года последовало распоряжение вернуть из эвакуации ценности толстовских музеев. «Два вагона (один московский, другой — яснополянский) запломбировали, в третьем поместились мы с охраной. <…> Забота обо всем привезенном из Томска легла на хранителя музея Н. П. Пузина и двух сотрудников, энтузиастов Яснополянского заповедника», — вспоминал сотрудник музея Владимир Александрович Жданов.

 

Фото: Столовая музея-усадьбы «Ясная Поляна» после освобождения от немецкой оккупации. Время съемки: 14.12.1941. Автор: Олег Кнорринг. Источник: waralbum.ru

 

 

Работа музея после оккупации

 

Музей открылся для посетителей 1 мая 1942 года. Специально к этому дню во Флигеле Кузминских была смонтирована привезенная из Москвы экспозиция с новым разделом «Вандализм фашистов в Ясной Поляне». За неделю до открытия Сергей Иванович Щеголев записал в дневнике: «Все было бы хорошо, если бы постоянные взрывы подрывных работ не напоминали о войне, о близости фронта».

Музей работал ежедневно до 20 часов без выходных. Только в течение мая он принял 2827 человек, из них 2239 — военных.

«Есть памятники, которые так дороги, так связаны со всей жизнью, что трудно представить себе, как они могут быть уничтожены, – записывал свой отзыв в Ясной Поляне 5 мая 1942 года старшина Чижов. – Дом-музей Льва Николаевича дорог мне, дорог с детства, когда я знал его лишь на фото. Толстой дорог каждому из нас, я горжусь тем, что Россия родила Толстого. Трудно говорить, когда думаешь о безобразиях, не поддающихся определению, поступках подлецов-фашистов. Ненависть к ним удесятеряется, когда побываешь в доме Толстого. Негодяям, посягнувшим на нашу святыню, один приговор – смерть! ...Дом теперь восстановлен, следов пожара и разгрома нет, и в этом большая заслуга тт. Щеголевых; мы все им очень обязаны».

24 мая 1942 года состоялся торжественный митинг, посвященный открытию музея. Терраса Дома Толстого была превращена в трибуну. Митинг открылся в 13 часов 30 минут под звуки оркестра. В отчете о работе музея указано, что в этот день посещаемость дома Толстого составила почти 800 человек.

Интерес к восстановленной Ясной Поляне с каждым днем возрастал. В обычный воскресный день 31 мая в музее побывало 600 посетителей; за летний период 1942 года — около 14 тысяч человек, в том числе свыше 11 тысяч военных. «Посетителей пропасть и чудесные — главным образом — Красная Армия. За три месяца прошло более 10 000 человек. Я радуюсь всему этому, потому что эта работа — какая-то частица участия в обороне. И видимо, важная и нужная часть», — писала Софья Андреевна Толстая-Есенина в одном из писем в октябре 1942 года.

Всего с 1942 по 1945 годы музей посетило более 60 тысяч человек.

 


Источник: музей-усадьба «Ясная Поляна» 

Редакция сайта диктантпобеды.рф благодарит пресс-службу музея-усадьбы Л. Н. Толстого «Ясная Поляна» за разрешение на публикацию текста. Узнать больше о жизни усадьбы в годы Великой Отечественной войны можно на официальном сайте музея.